Василий Жуковский Василий Жуковский - стихи
Антология русской поэзии

Море

Элегия

Безмолвное море, лазурное море,
Стою очарован над бездной твоей.
Ты живо; ты дышишь; смятенной любовью,
Тревожною думой наполнено ты.
Безмолвное море, лазурное море,
Открой мне глубокую тайну твою.
Что движет твое необъятное лоно?
Чем дышит твоя напряженная грудь?
Иль тянет тебя из земныя неволи
Далекое, светлое небо к себе?..
Таинственной, сладостной полное жизни,
Ты чисто в присутствии чистом его:
Ты льешься его светозарной лазурью,
Вечерним и утренним светом горишь,
Ласкаешь его облака золотые
И радостно блещешь звездами его.
Когда же сбираются темные тучи,
Чтоб ясное небо отнять у тебя -
Ты бьешься, ты воешь, ты волны подъемлешь,
Ты рвешь и терзаешь враждебную мглу...
И мгла исчезает, и тучи уходят,
Но, полное прошлой тревоги своей,
Ты долго вздымаешь испуганны волны,
И сладостный блеск возвращенных небес
Не вовсе тебе тишину возвращает;
Обманчив твоей неподвижности вид:
Ты в бездне покойной скрываешь смятенье,
Ты, небом любуясь, дрожишь за него.

 

 


О стихотворении (элегии) Василия Жуковского «Море».

Замечательным образцом элегической поэзии Жуковского может служить стихотворение «Море». Оно было создано в 1822 году, напечатано в сборнике «Северные цветы на 1829 год».
Романтический образ моря – тема стихотворения. Перед нами морская стихия с ее красотами, звуками. В романтических картинах моря переданы переход от штиля к шторму, лазурный, небесный оттенок морской поверхности в хорошую погоду, отражение в водах при ночном ясном небе луны и звезд.
Море в стихотворении Жуковского одушевлено, наделено таинственной духовной жизнью, родственной чувствам и настроению лирического героя. При этом море для Жуковского – стихия, загадочно-непонятная в своей сущности. Поэт пытается понять «тайну» моря («Открой мне глубокую тайну твою»). Такое романтическое мироощущение лирического героя обусловило жанр стихотворения (элегия).

Само море не может открыть свою «тайну», ибо оно «безмолвно». Тем не менее, поэт, который видит в непрерывном движении водной стихии признаки внутренней тревоги и смятения, постигает эту «тайну»: источник постоянного движения, изменения моря – небо. Два существа («необъятное» море и столь же безграничное небо), ощущая свою родственность, духовно тяготеют друг к другу.

Поэта волнует взаимоотношение двух бездн – морской и небесной. Море неразрывно связано с небом, по-своему зависимо от него. Ведь море у Жуковского несвободно, в отличие от абсолютно свободного неба. Море томится в «земной неволе», оно может лишь наслаждаться видом «далекого», «светлого» неба и стремиться к нему своею душой. Любовь к небу – это высокий идеал, который наполняет жизнь моря глубоким смыслом.

В то же время море, небо и буря – это символические образы. У Жуковского небо – символ безмятежности, покоя, красоты. Когда же море побеждает возникающие враждебные силы, торжествует «сладостный блеск возвращенных небес», тишина (хотя и обманчивая), неподвижность. Но небо – это образ, образ возвышенной души, летящей ввысь. То есть это и обобщенное изображение идеала поэта, его стремление к «неземному» совершенству. На «земле» же жизнь жестокая, несправедливая, полная противоречий.
Иначе говоря, неудовлетворенный окружающей действительностью, поэт мечтает об идеале – высоком совершенстве. Но направление его мечты не «земное», а «небесное», далекое от реальности. В свою очередь, море, не теряя черт настоящей водной стихии, одновременно символизирует человеческую душу, ее вечное стремление к идеалу. Поэт наделяет море собственными тревогами, печалями, радостями, стремлениями. В результате перед нами не обыкновенная, а, по словам Белинского, «романтическая природа, дышащая таинственною жизнию души и сердца, исполненная высшего смысла и значения». Из этого следует, что идеи элегии заключаются в ее философском смысле, в излюбленной мысли Жуковского об освещении всего живого высоким духовным светом.

Композиционно стихотворение «Море» можно разделить на три части, которые различаются не только содержанием, но также интонацией, ритмической структурой стиха. Первая часть (1 - 4-е четверостишия) – умиротворенное, спокойное, безмятежное море. В присутствии чистого неба обыкновенно и море бывает чисто. Оно льется лазурью неба, горит его «вечерним и утренним светом», ласкает его облака, блещет его звездами.
Эта часть неторопливая, размеренная, ритм здесь плавный, мелодичный, завораживающий. При этом первое и третье четверостишия осложняются характерной для поэзии романтизма вопросительной интонацией, повышающей эмоциональное напряжение.
Вторая часть (пятое четверостишие) показывает море в бурю. «Темные тучи» пытаются отнять у него небо. Море бьется, воет, рвет и терзает «враждебную мглу». Значит, тучи – не часть неба, они ему не принадлежат, если собираются отторгнуть «ясное небо» у моря.
Интонация резко повышается, ритм убыстряется, особенно в двух последних строчках. Поэт показывает характер водной стихии: море грозно, бушует, оно в состоянии разъяренности, непокорности.
Третья часть (шестое – седьмое четверостишия) – море после бури. Тучи уходят, но оно долго не может успокоиться от охвативших его чувств. И после непогоды спокойствие моря обманчиво: оно все равно скрывает «смятенье» и, как бы боясь утратить связь с небом, «дрожит» за него. Тональность понижается, хотя в ней ощущаются тревожные ноты, ритм становится более плавным.

Различное состояние моря передают разнообразные поэтические средства. Важнейшим средством романтизации морской стихии у Жуковского служит развернутая метафора -олицетворение. Море очеловечивается, то есть автор создает и зримый, и одновременно наделенный способностью мыслить и чувствовать облик моря: «Ты живо; ты дышишь…».
Немалую роль в представлении о море как об одушевленном существе играют эпитеты, передающие относительно спокойное море: «безмолвное», «лазурное», наполненное «смятенной любовью», «тревожной думой», скрывающее «глубокую тайну», дышащее «напряженной грудью», оно «радостно блещет» (здесь эпитет выражен наречием), полное «таинственной, сладостной» жизни. Следует объяснить, что эпитет «таинственный» (лирический герой очарован таинственной бездной моря) указывает на стремление поэта подчеркнуть сложное, неуловимое переживание, неопределенность, невыразимость впечатлений. Художественные определения неба «далекое, светлое» (море спокойно, когда небо такое) характеризуют не только признаки самой стихии, но обозначают мечту, идеал, отчего вся картина становится символической. Дважды повторяющийся эпитет «чистый» (в первом случае выражен наречием) подчеркивает внешний облик моря, полностью зависящего от состояния, в котором находится небо («Ты чисто в присутствии чистом его…»).
Иные эмоции передают эпитеты, когда море неспокойно: оно окутано «враждебной мглой», вздымает «испуганны волны». Для передачи смены состояния моря используются и глаголы: «дышишь», «льешься», «ласкаешь», «блещешь» (когда море безмятежно); глаголы «бьешься», «воешь», «рвешь», «терзаешь», «вздымаешь» (когда на море стихия).

Мелодичность, музыкальность придают элегии пронизывающие всю стихотворную ткань разнообразные повороты. Прежде всего, это дважды звучащее обращение «море», которое повторяется через несколько строк, чтобы лишний раз подчеркнуть внешнее спокойствие морской стихии.

Элегию «Море» любили современники Жуковского. Лермонтов помнил ее наизусть, а восхищенный Пушкин в письме П.А. Вяземскому выделил из сборника «Северные цветы» это стихотворение: «Читал «Цветы»? Каково «Море» Жуковского…»

В. А. Жуковского с уверенностью можно назвать величайшим поэтом начала XIX века. Он, как никто иной, чувствовал природу, окружающий мир, его красоту и совершенство. Его стихи наполнены искренними переживаниями, красотой, мелодичностью, чувством.

стихи о любви и про любовь

 

 

Василий Жуковский: море (Безмолвное море, лазурное море).
"Стихи о любви и стихи про любовь" - Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв